Владелец грин-карты пошел против системы, когда решил оспорить дорожный штраф

0
172

Фото: Institute of Justice

В 2013 году жена Матса Ярлстрема получила чек по почте на оплату штрафа в 260 долларов за то, что проехала на красный свет.

Это было не совсем преступление века. Камера поймала ее «фольксваген» в штате Орегон: красный свет светофора в тот момент горел 0,12 секунды. Другие бы посетовали, заплатили штраф и забыли об этом. Но Ярлстрему, получивший ученую степень в области электронной техники в Швеции, стало любопытно: как долго горит желтый свет светофора? Он решил исследовать, но не догадывался, что интерес перерастет в битву за свободу слова. Его историю рассказывает Los Angeles Times.

Ярлстрем, 57-летний владелец грин-карты, переехал в США в 1992 году и сейчас работает консультантом, помогая компаниям ремонтировать электрические инструменты. У него нет технической лицензии, но он с гордостью называет себя «шведским инженером», который хочет улучшить свое сообщество.

«Вместо того чтобы быть заинтересованным в том, как сделать что-то по-новому или понять, что они делают неправильно, они хотели «заткнуть» меня», — сказал Ярлстрем в интервью. — Безопасность на дорогах в Швеции на 250% лучше, чем в США. Дело не только в том, что мы управляем «вольво», а потому, что у нас хорошие инженеры, которые хорошо образованны и понимают детали».

«Я просто хотел внести свой вклад», — сказал он.

В Бивертоне желтый свет светофора должен гореть ровно 3,5 секунды. Используя секундомер и две видеокамеры высокой четкости, Ярлстрем провел свои собственные тесты на перекрестке, где была оштрафована ​​его жена. Он сказал, что его результаты показали, что желтые огни в среднем горели на 0,14 секунды, или 4%, меньше, чем рекламировалось. Он пожаловался на это городу.



«Вы можете подумать, что эта небольшая ошибка, но в перспективе недосчитанное время будет составлять один полный час каждый день! (24 часа * 4% = 0,96 часа или 57,6 минуты), — написал Ярлстрем в записке в городской совет. — Непригодная точность с сегодняшней технологией — у древних греков были лучшие приборы времени!».

Ярлстрем не убедил городских чиновников, поэтому он подал в федеральный суд на город, но судья постановил, что иск не имеет федерального статуса — и его отклонили.

Тогда швед начал задумываться над более глобальным вопросом: «Достаточно ли 3,5 секунд для желтого света?». Принимая во внимание скорость движения, реакцию водителя и другие переменные, были представлены расчеты для измерения зоны дилеммы, которая в конечном итоге вывела формулы для желтого света, принятого Институтом инженеров транспорта, международной ассоциацией, влиятельной в тайном мире технологий трафика.

Ярлстрем пришел к выводу, что эта формула недостаточно объясняет тот факт, что водители замедляются, чтобы сделать повороты, что делает время желтого света слишком коротким для некоторых водителей. К тому времени его миссия превратилась из борьбы со штрафом своей жены в борьбу с изменением государственной политики.

Фото: Depositphotos

«Я на самом деле изобрел и публично выпустил новое расширенное решение исходной проблемы с желтым сигнальным светом», — написал он через год в электронном письме Патрику Гарретту, шерифу округа Вашингтон.

Однако на этом борьба Ярлстрема не закончилась. После того как в 2015 году совет получил его письмо, город начал расследование.

1 ноября 2016 года совет направил ему гражданское уведомление о том, что он использовал технику без лицензии и оштрафовал его на $ 500 долларов.



Государственные законы о лицензировании существуют для того, чтобы общественность не пострадала от необученных людей, которые якобы являются экспертами. Но Ярлстрем не думал, что он должен быть лицензированным инженером для критики государственной политики.

Он подал в суд на государственный лицензионный совет при поддержке Института юстиции, либертарианской организации, за якобы нарушение его прав на свободу слова, гарантированную 1-й поправкой.

«Ярлстрем хочет писать и публично говорить о проблеме местного, государственного и общенационального характера: безопасности и справедливости и светофоров», — сказано в иске.

Он также утверждал, что закон штата создал «государственную монополию на инженерные концепции в целом».

Город в конце концов отступил и согласился, что он нарушил право свободы слова Ярлстрема, применив инженерные ограничения штата к Ярлстрему «в некоммерческой и непрофессиональной обстановке».

Источник: Los Angeles Times

ПОДЕЛИТЬСЯ