Украинские художники Дарья Марченко и Даниэль Грин в США: «Выставка о войне в Украине весит около тонны»

0
406

DSC_4758-e1515618500894

«Лицо войны» — для многих эта картина стала символом происходящего сегодня в Украине. Однако за этой работой стоит нечто гораздо большее, чем просто точное попадание в образ.

Украинские художники Дарья Марченко и Даниэль Грин, которые уже больше года путешествуют по странам, представляя свою выставку «5 первоэлементов войны», рассказали Usa.one о творческом процессе, любимых голливудских звездах и планах на будущее.

О своей, уже ставшей всемирно известной, работе «Лицо войны» вы рассказывали в многочисленных интервью. (Их было, наверное, больше тысячи.) И все же вернемся к истокам. Как вы вообще нашли друг друга?

Дарья: Мы познакомились на Ближнем Востоке, где у нас был совместный проект. Тогда Даниэль поразил меня, вскарабкавшись в Иордании на пальцах по отвесной скале в 300 м — без страховки, несмотря на полное отсутствие скалолазного маршрута. Даниэль — отчаянный экстремал, как в жизни, так и в творчестве. Практически сразу после нашего возвращения в Киеве началась Революция достоинства. И Даниэль, естественно, стал ее активным участником. После гибели товарищей отстрелянные гильзы стали для него символом загубленной человеческой жизни. Мой, к тому времени уже бывший, парень (с которым мы участвовали в Оранжевой революции) был задержан во время протестов и месяц провел в тюрьме.

Мы не могли оставаться равнодушными к тому, что происходило с нашими близкими. Даня лучше контролирует свои эмоции, а я очень разозлилась тогда. И в дальнейшем это дало мне силы для работы с такими тяжелыми материалами.



Многие наши друзья принимали активное участие в революции, некоторые отправились на фронт, когда в Восточную Украину пришла война. Даниэль стал волонтером. Вернувшись с фронта, он не хотел пиара: настроение было совсем не для интервью, поэтому первая «волна» пришлась на меня.

Face of War
Эффект «смены выражения» на «Лице войны».

Ваша работа «Лицо войны» выставляется в США не первый год, но 25 января в Нью-Йорке вы представляете все части экспозиции «Пять первоэлементов войны». Какая работа, по-вашему, оказалась самой сложной в реализации?

Даниэль: Для меня самым сложным был не какой-либо видимый объект выставки, а то, что всегда остается «за кадром», а именно просчет всей комбинации в целом. Важно понять, каким будет общественный резонанс, насколько ощутимым будет отклик: как среагируют СМИ, а за ними и мировое сообщество.

Дарья: С исторической точки зрения картина «Честь», безусловно, намного сильнее того же «Лица войны». Она поднимает вопрос Будапештского меморандума. По посылу, по провокации, по тематике она сейчас очень актуальна как для Украины, так и для всего мира, ведь в 2014 году были нарушены не только границы нашей страны, но и общепринятые нормы международного права.

Даниэль: Если говорить о технической стороне реализации, то непросто было монтировать осколки бомб, которые зачастую весили по 40 кг. Кстати, в общей сложности наша экспозиция весит целую тонну! Недавно в Чикаго мы сделали еще один арт-объект (чему он посвящен, пока не разглашаем), и теперь экспозиция еще тяжелее.


Картина "Честь"
Картина «Честь»

Даже представить сложно, как это все можно перевозить, да еще по всему миру…

Дарья: Занимайся мы этим своими силами, можно было бы сойти с ума. (Смеется.) После того, как «прогремело» «Лицо войны», нас заметил американский инвестор и меценат Реймонд Стейплс. Он следил за нашим творчеством, видел статьи о нас в Корее, Праге, Штатах… И наконец связался с нами. Именно при его содействии и получается транспортировать экспозицию. Мистер Реймонд фактически стал нашим ангелом, другом и авторитетным рецензентом нашего творчества. Нам всегда очень интересно узнать его мнение о новых работах, обсудить смыслы…

Поговорим о самой известной на сегодня вашей работе, для создания которой понадобилось 5 тыс. гильз, — о «Лице войны».Как вам удалось добиться поразительного эффекта изменения выражения лица?

Дарья: Приходилось учитывать множество факторов. Работа лежала горизонтально, а мы ходили вокруг нее с лампами. Из-за того, что угол освещения постоянно менялся, мы несколько раз перекладывали картину – только глаза заново создавали раз семь. Потом фотографировали, сравнивали, выбирали… Могли сутки дискутировать, на каком же выражении остановиться.

Face of War

Вы работали над картиной полгода. Изменилось ли отношение к оригиналу?

Дарья: Изучая лицо этого человека, мы старались понять глубину его характера и личности в целом в разном освещении, под разными углами зрения. То, как мы его видим и понимаем, показывает сама картина. Думаю, успех заключается в той силе искренности, с которой мы задавали вопрос: «Зачем? Почему? Что заставляет вмешиваться и рушить судьбы миллионов людей?..» И портрет понемногу «вступил» в диалог. Позже мы начали копать глубже, стараясь не только отыскать причины войны внутри характера агрессора, но и изучать инструменты, которыми обычно пользуются диктаторы. Наши исследования отображены в работах серии, а также в нашей лекции «Пять первоэлементов войны, или Эволюция диктата», которую мы читали в Вашингтонском университете в Сиэтле и на других площадках в США.



Как вы считаете, ваши работы что-то изменили, пролили свет на ситуацию в Украине для мировой общественности?

Даниэль: В чем сила искусства? Искусство — это в определенном смысле оружие. Оружие добра, мира. Когда вы просматриваете статистику на бумаге — погибло 50 или 500 тыс. человек, — на вас это не производит впечатления. А когда вы рассматриваете эмоциональные картины, фотографии, видео (например, посвященные войне во Вьетнаме), — тогда включаются эмоции, и ваше восприимчивость обостряется. Человек реагирует не на цифры. Он реагирует на образы. Мы выставлялись в Конгрессе США, встречались с политиками и видели, как меняется их реакция. Сильные картины и образы могут влиять на реакцию политиков, а, значит, и на ход истории. Наша цель в том, чтобы показать мировому сообществу, насколько ценна жизнь и главенство права.

daria marchenko
Нэнси Пелоси, лидер фракции меньшинства в палате представителей Конгресса; Дарья Марченко, художник; Илеана Рос-Лейтинен, член палаты представителей.

Кто в основном приходит на выставки в США? Украинская диаспора или американцы?

Даниэль: Приходят просто интересующиеся люди, независимо от национальности. В Вашингтоне был даже представитель российской оппозиции. Впоследствии он предлагал представить экспозицию в Лондоне.

Куда планируете отправиться после Нью-Йорка?

Даниэль: Мы объездили практически всю восточную часть США и сейчас нацелены на западное побережье — Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Лас-Вегас… У наших друзей есть связи с некоторыми голливудскими звездами. Нас приглашали в гости к Миле Йовович и в ресторан к Жаклин Сталлоне. Лично я хотел бы познакомиться с Бредом Питтом.

Дарья: А я — с легендарным Джеймсом Кэмероном (создателем «Терминатора», «Титаника» и «Аватара». — USA.one). Вообще, мы стремимся привлечь внимание многих влиятельных людей Америки к украинской проблематике.

Поступали ли предложения из России?



Дарья: При желании россияне могут увидеть наши картины в интернете или вживую — на одной из выставок в США. А ввиду того, что на нас совершалось покушение, а затем была попытка похитить меня в Малайзию, в Россию мы не поедем. Однако надеемся, что представители российской оппозиции и русскоязычные американцы увидят наши картины, посетив выставку в Нью-Йорке 25 января.

Выставка пройдет 25 января в Ukrainian Institute of America.

«Это потрясающее здание, с потрясающей командой. — говорит Дарья — Мы благодарны Институту за теплый прием. Мы предвкушаем это шоу… с динамическим освещением. Будет ярко и содержательно. Приходите.»

Источник: usa.one
фото из открытых источников

ПОДЕЛИТЬСЯ